Хельмут фон Морунген
Большому кораблю - БОЛЬШУЮ торпеду!!!
29.10.2016 в 17:33
Пишет N.K.V.D.:

Ярославская контразведка в годы войны


Одним из основных направлений работы оперативных подразделений Управления на территории области во время войны была борьба с разведывательно-подрывной деятельностью немецких спецслужб и контрреволюционными преступлениями.

К началу войны с СССР спецслужбы гитлеровской Германии подошли отмобилизованными и отлично подготовленными. Их руководящие и оперативные кадры имели опыт организации широкомасштабных разведывательно-подрывных действий. Перед нападением на СССР, в мае 1941 года, орган немецкой военной разведки и контрразведки — абвер создал центры по руководству разведывательной работой — “Валли”. На протяжении всей войны здесь сосредоточивалось руководство разведывательной, диверсионной и контрразведывательной работой против СССР. В дальнейшем этот центр со структурой, повторяющей структуру абвера, так и назывался — штаб “Валли”.

В 1942 году в системе абвера создается специальный контрразведывательный орган — особый штаб “Россия” (зондерштаб “Р”). Разделив всю оккупированную советскую территорию на пять областей, особый штаб вел активную агентурную разведку и работу по разложению и уничтожению партизан­ского движения. Кадры агентов-пропагандистов вербовались из предателей и изменников Родины и объединялись в резидентуры. В 1943 году на зондерштаб “Р” было возложено проведение агентурной разведки в тылу советских войск. Помимо абвера в германской армии существовала система штабных разведывательных органов в генеральном штабе сухопутных сил, в штабах военных округов, флотов, армейских корпусов.

Разведывательно-подрывную деятельность против СССР вело и Главное управление имперской безопасности (РСХА).

Для координации деятельности имперских органов безопасности против Советского Союза в феврале 1942 года под руководством 6-го управления РСХА создается специальный орган под условным наименованием “Унтернемен Цеппелин” (“Зет-VI”), который имел свои отделения: “Русланд-норд” (север), “Русланд-зюйд” (юг) и “Русланд-митте” (центр). Помимо названных органов на оккупированной территории активно действовали органы 4-го Управления РСХА — гестапо, полевой жандармерии и ГФП — тайной полевой полиции.

Всего на советско-германском фронте действовало более 130 разведывательных органов противника и около 60 специальных школ по подготовке шпионов, диверсантов и террористов. Линия фронта не достигла границ Ярославской области, однако на ее территории происходили многочисленные сражения “тайной” войны, в которых участвовали сотрудники Ярославского управления госбезопасности.

Контрразведывательная работа на различных этапах войны имела свои особенности. Методы и приемы ее менялись и зависели от устремлений противника, а они были связаны с положением на советско-германском фронте. В первые месяцы деятельность разведки противника была обусловлена стратегической доктриной “молниеносной войны” в течение 8—10 недель. Задачи разведки сводились к обеспечению фашистского командования информацией о советских войсках в районе военных действий. Сведениям, поступающим от агентурной разведки, решающего значения не придавалось.

Немецким спецслужбам предписывалось вести подрывную работу в рядах Красной Армии и ее прифронтовом тылу. Упор делался на работу по разложению советских войск и диверсионные акты — взрывы, поджоги, террор в целях сеяния паники, деморализации войск и местного населения. Для достижения этих целей активно использовались войсковые подразделения военной разведки, в т. ч. подчинявшиеся абверу-II подразделения “Бранденбург”.
В этот период немцы через фронт перебрасывали свою агентуру из числa жителей захваченных территорий и пленных красноармейцев с заданием проводить диверсионную работу, разведывать расположение советских частей, ракетами сигнализировать немецким самолетам о пунктах дислокации воинских соединений, распространять панические и провокационные слухи о мощи германской армии, о якобы высаженных воздушных десантах и хорошем отношении немцев к пленным и населению, уговаривать красноармейцев сдаваться в плен, а население — оставаться на своих местах и не уничтожать продовольствие и имущество.

С осени 1941 года в Ярославской области отмечаются факты, свидетельствующие о проведении в регионе разведывательно-подрывной деятельности. В октябре 1941 года Управление НКВД отметило случаи распространения профашистской агитации ярославцами, работавшими на строительстве оборонительных сооружений в районе Валдая и побывавшими в немецком окружении.

Канарис и фон Хиппель инспектируют батальон «Бранденбург»
Например, попавшего в плен жителя Ярославля Сегорина пообещали в случае выполнения задания назначить управляющим фабрики. Он согласился. Ему велели разбирать железнодорожное полотно, рвать телефонные и телеграфные провода, убивать партийных и советских руководителей, распространять слухи о том, что немцы хорошо обращаются с мирным населением и пленными. Для выполнения задания Сегорин переправился через линию фронта и прибыл в Ярославскую область. Здесь он попал в поле зрения органов госбезопасности и был арестован.

Работавшая на строительстве оборонительных сооружений Смолина о своем пребывании в плену сотрудникам УНКВД ЯО рассказала: “На допросе немецкий офицер спрашивал меня о том, кто я такая и как попала на линию фронта. Я попросила офицера, чтобы меня отпустили домой. Кончив допрашивать, офицер сказал, что они меня освободят и направят домой, но за это по приезде в Советский Союз я должна говорить населению о том, что немцы к русским относятся хорошо. Это предложение я приняла, у меня офицер взял подписку и отправил на передовую для переброски в тыл Красной Армии. Возвратившись к себе на родину, я говорила населению, что немцы над русскими не издеваются, кормят их белым хлебом и маслом, что у немцев жить хорошо. А на самом деле немцы к русским относятся плохо и над ними издеваются, и это я испытала на себе, так как за время пребывания в плену немецкие солдаты меня два раза изнасиловали и никакого белого хлеба и масла мне не только не давали, но этого у немцев я вообще не видела, немцы даже отобрали личные вещи”.

Приведенные примеры свидетельствуют, что к проведению разведывательно-подрывной деятельности в этот период немецкие спецорганы, уверенные в скорой победе, относились упрощенно. Упор делался на массовую засылку неподготовленной агентуры в надежде, что кто-нибудь выполнит задание.

Однако развитие событий на советско-германском фронте не соответствовало гитлеровским планам. В числе первых это отметили руководители военной разведки. В сентябре 1941 года адмирал В. Канарис совершил инспекционную поездку на Восточный фронт. Увиденное им убедительно доказывало, что военная машина, столкнувшись с невиданным героизмом бойцов Красной Армии, начала пробуксовывать и необходимо вносить коррективы в задачи и организацию разведки. Взяв на себя ответственность, В. Канарис принимает решение скорректировать указания руководства вермахта. С этого времени наметился поворот в использовании сил и средств разведки. Агентура стала проходить ускоренную подготовку. Перед ней уже ставились задачи по сбору разведывательных данных не только во фронтовой полосе, но и в армейских тылах.

В конце 1941 года ярославские чекисты арестовали бывшего бойца Красной Армии Чуркина. С 12 октября по 10 ноября 1941 года он находился в плену и был завербован для проведения разведки не только в районе действия частей Красной Армии, но и в более глубоком тылу. Его обязали собирать сведения о строительстве оборонительных сооружений, о чем он дал письменное обязательство.

Обстановка на невидимом фронте стала резко меняться на рубеже 1941—1942 годов. Крах блицкрига означал необходимость ведения затяжной войны. Германия к этому была не готова. Для составления планов немецкому генеральному штабу потребовались новые и притом — исчерпывающие разведданные о Красной Армии и возможностях советского военно-промышленного комплекса. Перед немецкой агентурой теперь ставились более сложные задачи. Это потребовало ее качественной подготовки. Значительная часть перебрасываемой германской агентуры теперь была обучена в специальных школах разведчиков и диверсантов и забрасывалась через линию фронта на самолетах группами.

Важное значение для снабжения нашей армии и осуществления широкого маневра войсками в ходе военных операций имели транспорт и проходившие по территории Ярославской области коммуникации. Здесь был сосредоточен большой военно-промышленный потенциал. Эти факторы обусловили повышенное внимание к региону со стороны немецких специальных служб. В область на самолетах стали засылаться подготовленные агенты-парашютисты. Судя по архивным документам, первые агенты для действий в Ярославской области были заброшены в феврале 1942 года, последние — в январе 1945 года. Забрасывались как группы, так и агенты-одиночки. Их работа велась в двух направлениях: разведывательном и диверсионном.

28 февраля 1942 года после двухмесячной подготовки в разведывательной школе, находящейся в латвийском городе Валка, с псковского аэродрома на самолете в район станции Пестово Ленинградской области перебросили трех вражеских разведчиков — бывших пленных командиров Красной Армии. Для выполнения задания они прибыли в Ярославль.

Перед этой группой фашисты поставили задачи: установить наличие воинских соединений в Ярославле, их личный состав и вооружение, наличие артиллерии и танковых частей, пропускную способность и загруженность Ярославского железнодорожного узла, направление и характер грузов, состояние и характер промышленности, ее загруженность и обеспеченность сырьем, а также настроение населения. Для связи с разведцентром имелась радиостанция. В марте группу арестовали в Ярославле.

В марте-апреле в район Ярославля и Рыбинска выбросили несколько групп вражеских военных разведчиков-парашютистов с задачей собирать сведения о находящихся здесь частях Красной Армии, их вооружении, степени обученности, национальном и возрастном составе, о характере и количестве воинских перевозок по железнодорожным магистралям и особенно перевозок иностранной техники, поступающей из Архангельска, обеспеченности личного состава красноармейских частей и населения противохимическими средствами и о работе оборонной промышленности.

В конце марта — начале апреля 1942 года в УНКВД по Ярославской области поступило сообщение из УНКВД Ивановской области о том, что, по показаниям задержанного агента-парашютиста, на территорию нашей области заброшен немецкий агент Тищенко Михаил (кличка Яворов), и из УНКВД Челябинской области о том, что в районе Переславля выброшен агент по имени Михаил (кличка Яворов). Внешние приметы совпадали. На организацию розыска были ориентированы все город­ские и районные отделения Ярославского УНКВД. Агент после приземления спрятал радиостанцию и на семь дней выехал для разведки в Кострому. Вернувшись к рации, передал собранные сведения в двух шифровках.

В лесную сторожку Бармазово Переславского района 10 апреля 1942 года зашел человек в форме лейтенанта и попросился отдохнуть, пояснил, что идет из госпиталя к родственникам. Переночевал в сторожке и ушел вечером 11 апреля. Лесник Новицкий сообщил о незнакомом военном в Переславское РО НКВД. Высланные для задержания сотрудники его не обнаружили.

Были разработаны и осуществлены дополнительные розыскные мероприятия. В Переславль командировали группу оперработников из областного Управления НКВД, которая провела тщательное обследование предполагаемого места приземления парашютиста. В 27 километрах от Переславля под снегом обнаружили спрятанную немецкую портативную радиостанцию. На путях возможного движения вражеского агента были выставлены засады. Осуществлялась тщательная проверка всех подозрительных в поездах и на автотранспорте. 11 мая 1942 года Тищенко был задержан в лесу, когда шел к радиостанции.

Следствие установило, что бывший командир роты лейтенант Тищенко 27 июля 1941 года попал в плен на Северо-Западном фронте. Дал согласие работать на немецкую разведку, обучался в разведшколе под Варшавой. После ее окончания его доставили на Минский аэродром, где заместитель начальника школы вручил ему радиостанцию, пистолет с патронами, деньги, фиктивные документы, компас, часы и продукты. 20 марта 1942 года Тищенко выбросили с парашютом в 18 километрах от Переславля. По постановлению Особого совещания при НКВД СССР от 3 июня 1942 года, Тищенко приговорен по ст. 58-1 “б” УК РСФСР к расстрелу. Приговор был приведен в исполнение публично на месте его приземления в Переславском районе.

1 сентября 1942 года в Мышкинский район были сброшены агенты-разведчики Падиаров, Куршанов и Ермилов. После пленения они находились в лагерях в Латвии, где дали согласие работать на немцев. Прошли обучение в разведшколах в городах Валка и Стренчи (Латвия). После приземления на ярославскую землю добровольно сдались.

15 сентября 1942 года были арестованы немецкие агенты-парашютисты Кириллов и Заулочнов. Бывшие командиры Красной Армии осенью 1941 года попали в плен и дали согласие работать на немецкую разведку. После обучения в разведшколах 14 сентября 1942 года их перебросили в тыл Красной Армии в Угличский район. Они были одеты в форму командиров Красной Армии, снабжены документами и имели задание осесть в Ярославле и вести разведку на железной дороге, собирать сведения о движении поездов, характере грузов. При аресте были изъяты оружие, рация, парашюты.

30 сентября 1942 года в Борисоглебском районе были сброшены на парашютах Касьяненко и Дрягин. Агенты получили задание выявлять в Ярославле и его окрестностях военные объекты, следить за железнодорожным узлом, проводить разведку на промышленных предприятиях, выяснять настроение населения. Вскоре они давали свои показания в Ярославском УНКВД.

Немецкий агент Касьяненко
29 октября 1942 года на парашютах в Рыбинском районе с разведзаданием были выброшены три немецких агента — Лукьяненко, Ильин и Чигида. Они попали в плен в 1941 году, были завербованы и направлены на три месяца в школу военных разведчиков в город Валка. 30 октября 1942 года Лукьяненко добровольно явился с повинной, остальных агентов арестовали чуть позднее. У них изъяли радиостанцию, оружие, документы, деньги.

Немецкий агент Дрягин
С 30 июля 1943 года до конца августа 1943 года в Ярославской области было задержано 4 группы агентов-парашютистов в количестве 11 человек. 30 июля на территорию Некоузского района были выброшены Тимохин и Усов, которые закончили разведывательную школу в городе Борисове. Усов добровольно сдал радиостанцию, оружие, документы, а Тимохин был задержан на месте приземления оперативной группой Некоузского РО НКГБ—НКВД.

30 июля 1943 года бойцы истребительного батальона задержали германского разведчика Ефимова. У него изъяли радиостанцию, оружие и документы. После пленения он дал согласие работать на разведку противника, окончил Варшавскую разведшколу и был заброшен с заданием в нашу область. 23 августа 1943 года на территорию Галичского района с парашютами были выброшены еще два выпускника Варшавской разведшколы. Один из них — Мартынов добровольно сдался, а второй — Зорин при задержании оказал вооруженное сопротивление и был убит. 24 и 31 августа на территорию Угличского и Мышкинского районов были выброшены на парашютах две группы по три разведчика в каждой.

В октябре 1943 года на территорию Ярославской области на парашюте выбросили немецкого разведчика, перед которым стояла задача проникнуть в город Рыбинск, вести разведку на заводе N 26 и добывать сведения о типах и количестве выпускаемых авиационных моторов, запасах сырья и т.д.

Кроме разведывательной агентуры на территорию области забрасывались и диверсионно-разведывательные группы. В их задачи наряду с разведкой входили диверсии на транспорте и важных оборонных предприятиях, осуществление террористических актов, создание из местного населения вооруженных отрядов, проведение фашистской агитации. В основном этой деятельностью на территории Ярославской области занимались выпускники специальных школ, входивших в систему Главного управления имперской безопасности (РСХА). В соответствии с замыслами “Цеппелина” на советской территории планировалось развернуть массовое бандитско-повстанческое движение. Организовать отряды из дезертиров и лиц, недовольных советской властью, намечено было не только в национальных районах, но и на европейской части РСФСР, в частности, в Ярославской области.

Ярославская область также вошла в перечень регионов, где планировалось проведение “Цеппелином” в конце 1942 — начале 1943 года крупнейшей диверсионной операции “Волжский вал”. Целью этой операции было нанесение ударов и разрушение заброшенными в наш тыл диверсионными группами коммуникаций, связывающих Урал, Коми АССР, Сибирь, Среднюю Азию и другие тыловые районы с фронтом. Планировалось вывести из строя железнодорожные мосты через Волгу и другие реки, провести диверсии на других важных оборонных объектах.

30 сентября 1942 года со Смоленского аэродрома в Любимский район были переброшены три немецких агента. Бывшие военнослужащие Красной Армии — Кириллов, Гоцелюк и Артифексов в июне 1942 года попали в плен в районе Харькова. В лагере военно­пленных они согласились работать на немцев. Вступили в “Боевой союз русских националистов”.
Немцы им поставили задачи: проводить диверсии на железнодорожном транспорте и важных оборонительных объектах, убивать руководящих партийных и советских работников, создавать на территории Ярославской области фашистские формирования. Через несколько дней после приземления они давали показания сотрудникам Ярославского управления.

1 октября 1942 года в Антроповском районе Ярославской области задержали трех немецких агентов-парашютистов: Перевалова — бывшего лейтенанта Красной Армии, Латышева и Головачева — бывших красноармейцев. При них обнаружили радиостанцию, ящик со взрывчатыми веществами, три гектографа, запас чистой бумаги для изготовления листовок, 177600 рублей, запасные штатские костюмы, запас продовольствия, фиктивные документы и чистые бланки различных советских учреждений. Все трое обучались в разведывательно-диверсионной школе в местечке Яблонь в Польше.

20 мая 1943 года в Пошехонский район с диверсионным заданием забросили Соколова, Ложкина и Ерофеева. Соколов 24 мая 1943 года добровольно явился в органы госбезопасности и рассказал, что в ноябре 1942 года попал в плен, прошел подготовку в немецкой спецшколе в Вано-Нурси (Эстония). Он дал подробные сведения о характере задания и известных ему агентах. Позже были задержаны остальные члены группы.

В ночь на 16 марта 1943 года на территорию Солигаличского района Ярославской области после окончания спецшколы “Цеппелин-норд” были заброшены немецкие разведчики Богданов, Угаров и Добрецов.

После приземления, не желая выполнять задания немцев, Богданов, Угаров и Добрецов добровольно явились в органы госбезопасности, правдиво рассказали о своей принадлежности к разведке противника, сдали радиостанцию, оружие, фиктивные документы, деньги и другое имущество. 30 сентября 1943 года в Пошехонском районе выбросили четырех парашютистов-диверсантов, троих из них задержали в Ярославской области, одного — в Вологодской. В октябре 1943 года в нашу область на парашютах выбросили четырех диверсантов (один сдался добровольно, троих — задержали), которые должны были осуществлять диверсии на участке железной дороги Ярославль—Рыбинск и уничтожать военные склады.

4 ноября 1943 года на территории Петровского района бригада оперативных работников местных РО НКГБ—НКВД задержала во время отдыха трех немецких парашютистов-диверсантов. На допросе они показали, что через несколько дней будет выброшена еще одна группа выпускников их школы. Информация подтвердилась — 6 ноября 1943 года в этот же район забросили трех диверсантов. Их задержали.

В Ярославской области за годы войны в общей сложности арестовали 57 фашистских агентов-парашютистов. 22 агента были задержаны в 1942 году, 31 — в 1943 году и 4 — в 1944 году. Из задержанных парашютистов шестерых приговорили к высшей мере наказания — расстрелу, приговоры приведены к исполнению. Один парашютист при оказании вооруженного сопротивления был убит. Двенадцать человек помогали органам госбезопасности, участвовали в контрразведывательных операциях, троих из них наградили орденами Красной Звезды.

Органам государственной безопасности удалось нейтрализовать деятельность немецких специальных служб. Ярославские контрразведчики перехватили инициативу и свели на нет попытки проведения разведки и диверсионных актов.

Автор - канд.ист.наук С.В.Стяжкин


URL записи

@музыка: Вставай страна огромная!!!

@настроение: И немедленно выпил.

@темы: Однако История