Хельмут фон Морунген
Большому кораблю - БОЛЬШУЮ торпеду!!!
Чего то отрылось старая боянистая запись...


«Я американец, но вырос в СССР, мой отец служил военно-морским атташе при посольстве в Москве.

Прожив 12 детских лет в Москве, уезжая, я говорил по-русски лучше чем по-английски. Но не в этом дело, мы недавно переехали в другой дом и я нашел свои логи, которые вел служа в радио разведке на тихом океане. Мои способности в русском языке были востребованы разведкой Красная армия и я служил у них с 1979 по 1984 год. По долгу службы и для себя, я вел журнал. Казенную часть сдавал в архив, а свою себе. Мы — 7 человек, включая двух бывших немецких офицеров, которые побывали в СССР в плену, считались лучшими лингвистами в ВМС. Мы слушали эфир 24/7 и иногда, особенно когда были учения, проводили в наушниках по 18 часов.

Что-то было в записи, а в основном «живой» эфир. Я должен признать, что русских нельзя победить именно из-за языка. Самое интересное говорилось между равными по званию или друзьями, они не стеснялись в выражениях. Я пролистал всего несколько страниц своих старых записей, вот некоторые:

— Где бревно?
— Хер его знает, говорят, на спутнике макаку чешет.

Перевод:
— Где капитан Деревянко?
— Не знаю, но, говорят, что работает по закрытому каналу связи и отслеживает американские испытания прототипа торпеды Мk-48

— Серега, проверь. Димка передал, что канадчик в твоем тазу з*лупу полоскает.

Перевод:
— Сергей, Дмитрий доложил, что в Вашем секторе канадский противолодочный вертолет ведет акустическое зондирование.

— Юго западнее вашего пятого, плоскожопый в кашу срет, экран в снегу.

Перевод:
— (Юго западнее вашего пятого?) военно-транспортный самолет сбрасывает легкие акустические буйки в районе возможного расположения подлодки серии К, на экране радара множество мелких обьектов.

— Главный буржуин сидит под погодой, молчит.

Перевод:
— Американский авианосец маскируется в штормовом районе, соблюдая радиомолчание.

— Звездочет видит пузырь, уже с соплями.

Перевод:
— Станция оптического наблюдения докладывает, что американский самолет заправщик выпустил топливный шланг.

У нас тут узкоглазый дурака включил, мол, сорри, с курса сбился, мотор сломался, а сам др*чит. Его пара сухих обошла, у них Береза орала.
— Гони его на х*й, я за эту желтуху не хочу пи*ды получить. Если надо, пусть погранцы ему в пердак завернут, а команду к нашему особисту сказку рисовать.

Перевод:
— Во время учений флота, южно-корейское судно подошло близко к району действий, сославшись на поломки. При облете парой Су-15 сработала радиолокационная станция предупреждения «Береза».
— Трам-тарарам… , при попытке покинуть район, лишить судно хода и отбуксировать.

При анализе Второй мировой войны американские военные историки обнаружили очень интересный факт. А именно, при внезапном столкновении с силами японцев американцы, как правило, гораздо быстрее принимали решения — и, как следствие, побеждали даже превосходящие силы противника. Исследовав данную закономерность, учёные пришли к выводу, что средняя длина слова у американцев составляет 5.2 символа, тогда как у японцев 10.8. Следовательно, на отдачу приказов уходит на 56% меньше времени, что в коротком бою играет немаловажную роль. Ради «интереса» они проанализировали русскую речь — и оказалось, что длина слова в русском языке составляет 7.2 символа на слово (в среднем), однако при критических ситуациях русскоязычный командный состав переходит на ненормативную лексику — и длина слова сокращается до (!) 3.2 символов в слове. Это связано с тем, что некоторые словосочетания и даже фразы заменяются одним словом.

Для примера приводится фраза:

32-ой — приказываю немедленно уничтожить вражеский танк, ведущий огонь по нашим позициям -

32-ой — ё*ни по этому х*ю!».

После вышеизложенного волей-неволей задумаешься о природе подчас воистину удивительных, на грани чуда, победах известных в Истории гениальных полководцев – любителей острого, меткого и ёмкого словца: к примеру — Суворова, Наполеона, Нахимова или Ушакова….

Но и ещё кое-что!

Известны удивительные лингвистические свойства языка иврит: склонность к аббревиатурам, скупость и особый лаконизм высказываний и языковых конструкций в сочетании с удивительными смысловыми и ассоциативными глубинами. Но и это не всё! Сама структура языка: цифровые значения литер-букв (гематрия), отсутствие специальных букв для гласных, местоименные суффиксы ВМЕСТО местоимений-слов («я вернулся» — два русских слова в иврите превращаются в одно – «хазарти»!), форма образования идиом «смихут» (слияние) — все эти качества и элементы делают язык на редкость современно-«экономным», ёмким, «поворотливым» и адекватным именно НАШЕМУ времени! Добавим сюда многотысячелетнюю работу над языком мудрецов Торы, по сути занимавшихся комментариями текстов Торы как семантикой чуть ли не в виде математической лингвистики!

И вот тут-то и пора вспомнить об израильских постоянных военных победах и уже мелькавших в сообщениях прессы сообщениях о почти полной невозможности расшифровки диалогов израильских лётчиков и танкистов из-за использования ими знаний библейских аллегорий, полученных в ешивах (религиозных учебных заведений)…

Итак, господа, поскольку русский язык – нам родной, не будем выбрасывать такой потенциально-мощный пласт ненормативной лексики и словообразования, а то итак уж растеряли много чего…

Команда МЕГ

@музыка: А ты не плачь и не горюй моя дорогая...

@настроение: И сказал господь - Все заебись, и все заеблось.

@темы: жизненное